?

Log in

[sticky post] О себе и о дневнике

ПИСАТЕЛЬ.

Подробности биографии и мировоззрения – в интервью порталу «Написано пером» http://chura24.livejournal.com/8244.html.

Изданные произведения: сборник рассказов «Русские исповеди» (2015) и
роман «Грешники» (2012) можно купить в книжных магазинах страны и в "Озоне". Электронные версии книг – на «Литресе».

Аннотации к изданным книгам можно прочитать здесь: http://chura24.livejournal.com/30881.html

То, что готовится к изданию, я размещаю на моей литературной страничке http://www.proza.ru/avtor/chura/. Чтобы понять, как и о чём я пишу, прочитайте сначала самые известные вещи: «Мой муж нацмен» и «Я маленький».

О ДНЕВНИКЕ
Этот дневник - о насущном без истерик. Пишу сам, перепосты редки.
Мы живем в интересное время, господа.

ПОЕХАЛИ!
Фотоотчетик о коротких Крымских каникулах, которые завершились сегодня.


Тропинка над морем (Никита)

Купаться не пришлось: вода теплая, но штормило и дуло вовсю

Пансионаты еще "в форме", но уже почти пустые

Шторм в Ялте

Вот так и было - вид из окна

На морем выше Никиты

Осенний лес выше Никиты

Oct. 1st, 2016

Прелесть запущенного парка. Их мало осталось в Петербурге. Сергеевка, сегодня








Очень интересный взгляд на Дмитрия Шостаковича и его музыку из оркестровой ямы.
Взял на http://www.classicalmusicnews.ru/interview/shostakovich-15-krugov-ada/


Репортеры «МК» нарисовали живой портрет композитора: кисти — дирижерские палочки, краски — весь оркестр.

Мы вступаем в сезон Шостаковича — ему исполнилось бы 110, и из каждого утюга целый год будем слушать сказ о величии мастера.
А тут случилась невероятная вещь: Госоркестр Татарстана под руководством Александра Сладковского впервые в истории России весь август безвылазно, без продыху был погружен в 15 симфоний ДДШ, во все его инструментальные концерты: то была эпохальная запись для фирмы «Мелодия».

У музыкантов чуть ум за разум не зашел от невероятного по нагрузке марафона. Мы решили их брать тепленькими. Поехали в Казань, желая написать портрет Шостаковича — не кондовый и прилизанный, а живой — через блицинтервью с каждым оркестрантом, через его инструмент, судьбу, эмоцию, слово, правильное или неправильное — не важно, лишь бы нерв не остыл. И в какой-то момент из этой мозаики проступил образ…

Сразу оговоримся, что подобный фокус был бы невозможен с московскими оркестрами — зачастую обласканными и лоснящимися, где на любой вопрос получали бы глубокомысленные, но пустые сентенции; а это тот случай, когда не ум с начитанностью нужны, а мгновенная искренность — острое чувство людей, месяц проживших в одной коммуналке с Шостаковичем.

Кому-то он стал другом, кому-то нет — не суть. Важно, что он ожил, прошел тенью, не выключил свет в ванной, забыл очки…

Знакомство с Шости: «Он перестал быть грузиловом»
Дирижер Александр Сладковский:
“Зощенко пишет о Шостаковиче как о «жестком, едком, чрезвычайно умном, сильном, деспотичном и не совсем добром…». А я, понимаете ли, не думаю о нем как о человеке живом… ДДШ — мессия, проповедник гигантских масштабов, но… не живое существо. Он лишь носил обличье человека, и гений его предусматривал контраст противоположных качеств — от тапера до небожителя. Человек в футляре, то есть в очках.”
Роза Асадуллина, виолончель:
“В его 1, 2 и 3 симфониях до сих пор много непонятного. Обрывки мыслей какие-то. Как будто это не Шостакович… а Прокофьев!”
Дмитрий Никитин, английский рожок:
“Я раньше вообще Шостаковича не понимал. У нас Серега Антонов, который валторнист, говорил: «Ну клёво же!». А я не мог понять — чем клёво-то? Рахманинов — широкая душа, поля, просторы, рожок к нему тянется, голову не грузишь; а здесь… музыка вся мрачноватая. С утра приходишь на работу в хорошем настроении, а уходишь… в приподнятом. Но сейчас в мозгу осел конкретно. Хотя и принудительно. Уже не такое грузилово. Но это еще не любовь, нет.”
Айдар Багаутдинов, альт:
“Его симфонии — настоящий триллер, мало рассказать, что это были репрессии, что под окном ждал «воронок», а в коридоре собранный чемоданчик, и отсюда вся настороженность в музыке… Важно переводить его на нынешние страхи, это как язык современных «ужастиков» — вдруг кукла появляется во тьме на фоне молнии, глаза торчат, руки висят!”
Елизавета Луценко, скрипка:
“Я из Донбасса. Раньше Шостакович мне не был близок, а сейчас, когда пришлось покинуть родину, прочувствовала его. Он созвучен переживаниям моего народа.”
Дмитрий Любавин, туба:
“Я еще не остыл от него. Играешь одну симфонию — один мотивчик в башке сидит, потом переключаешься на второй. Под вечер губы — в хлам. У меня еще дудка новая, в смысле туба, — немецкая, 22 кг, настоящий «Мерседес» по качеству, но мы еще до конца не притерлись. Так что вечером надо разрядиться после Шостаковича. Диктофон выключите. Э-э… легкими напитками, без фанатизма. Нет, правда, с пивом аппарат (мышцы губ) быстрее расслабляется. Чтоб наутро эластичным был. Бутылочку перед сном.”


Read more...Collapse )
С любопытством наблюдаю развитие сюжета сатирического и очень отвязного американского минисериала с грамотно переведенным названием "Безмозглые" ("Braindead"), в котором некие космические жуки, перенесенные в Капитолий с челябинского метеорита, проданного американцам пьяными русскими, поедают мозги американским сенаторам. К восьмой серии становится ясно, что безмозглыми являются, преимущественно, республиканцы, жаждущие войны в Сирии, практикующие пытки и взрывающие головы пандам и тюленям, в то время как доблестные демократы всеми силами стараются этому безобразию помешать - привет Дональду Трампу от Хилари Клинтон.

Что ж, до выборов в США остается еще пара месяцев, запасемся попкорном, так как у сюжета есть потенциал развития. Качество сериала, кстати, отменное, главная героиня красивая, сюжет пишется прямо сейчас на коленке, учитывая последние политические реалии. Словом, если есть часок-другой, рекомендую.

Tags:



За Великой китайской стеной, кроме Запретного города и воинов Сиань, в Китае есть уникальные и скрытые сокровища, которые видели немногие путешественники.
Посмотрите снимки - эта азиатская страна является раем скрытых красот.)))

Read more...Collapse )

О "Шатунах" Мамлеева

Прочитал на днях роман Юрия Мамлеева «Шатуны». Мое первое впечатление, думаю, не удивит искушенного читателя: чувство омерзения, сопровождаемое острым желанием почесаться, поставить «мелодию на струне соль», открыть альбом Брейгеля, помолиться Святой Богородице, а м.б. все сразу. Избавиться тем самым от беспокойства, которое преследует и не уходит, вызывая потребность пристально, с излишней старательностью вглядываться в себя и в окружающих.

Роман, однако, прочел от корки до корки, что бывает у меня далеко не со всеми книгами: останавливаюсь, возвращаюсь, а когда и просто бросаю. «Шатунов» же добил с первой попытки. Созданный писателем мир оказался живучим и актуальным. Мало того показался ближе, чем я ожидал и чем хотелось бы.

Что еще важно, Мамлеев с «Шатунами» стал для меня недостающим звеном между Андреем Платоновым и нашими модными «постмодернистами»: Виктором Ерофеевым, Владимиром Сорокиным и т.д.

У Платонова - «нежный каннибализм» во имя и в ходе реализации классовой мечты. Наивный коллективизм эпохи большого скачка. Жесток и прекрасен, как все наивное.

У Мамлеева - «нежный каннибализм» первичного индивидуализма: голого, непосредственного, реализующегося «здесь и сейчас», практикующего отправление темных инстинктов как естественных надобностей, формирующего вокруг себя каннибальскую субкультуру, питающуюся объедками со стола мировой мысли.

У Ерофеева («Жизнь с идиотом» и др. тексты) «каннибализм» перестает быть «нежным», он включается в социальный и временной контексты, автор отстраняется от того, о чем пишет, прячась за модной усмешечкой и занимаясь перемигиванием с читателем.

А еще в литературе извращенческие черты придаются врагам, например, фашистам («Благоволительницы» Джонатана Литтла, «Молодая гвардия» Александра Фадеева в первом издании), с одним единственным посылом: «это многое объясняет».

Однако социальная, политическая, историческая детерминированность «каннибализма» успокаивает и расслабляет. Теряется ощущение «близкого дыхания», завороженности жуткой прелестью опрощения, омерзительной естестественностью и убаюкивающей мягкостью низины человеческого бытия. Не рождается беспокойства от подозрения в принадлежности ЭТОГО всем нам.

К слову, Иосиф Бродский советовал писателям (чтобы честно, без прикрас и ложного утешения рассказывать о действительности) исходить из того факта, что человек «радикально плох». Интересно, устроил бы Иосифа Александровича мамлеевский уровень ничтожности человека в качестве точки отсчета? Или он предпочел бы начать с Фауста?
Хотел прокомментировать цитату из интервью Иосифа Бродского, но привожу, как есть.

«Основная трагедия русской политической и общественной жизни заключается в колоссальном неуважении человека к человеку; если угодно - в презрении. Одним из проявлений этого неуважения друг к другу являются эти самые шуточки и ирония, предметом которой является общественное устройство. Самое чудовищное последствие тоталитарной системы, которая у нас была, является полный цинизм или, если угодно, нигилизм общественного сознания.

На протяжении этого столетия русскому человеку выпало такое, чего ни одному народу [...] не выпадало... Мы увидели абсолютно голую, буквально голую основу жизни. Нас раздели и разули, и выставили на колоссальный экзистенциальный холод. И я думаю, что результатом этого не должна быть ирония. Результатом должно быть взаимное сострадание. И этого я не вижу. Не вижу этого ни в политической жизни, ни в культуре. Это тем горше, когда касается культуры, потому что, в общем-то, самый главный человек в обществе - остроумный и извивающийся.

Я говорю издалека. Думаю, что если мы будем следовать тем указаниям или предложениям, которые на сегодняшний день доминируют в сознании как интеллигентной части населения так и неинтеллигентной, мы можем кончить потерей общества. То есть это будет каждый сам за себя. Такая волчья вещь.»

1993 год

Об одном слове

Читаю студентам лекции по экономике и лишний раз убеждаюсь в том, что язык формирует сознание.

Вот что такое «экономика»? Для обычного российского студента - слово с нейтральной коннотацией и туманным содержанием, которым всерьез даже не хочется заморачиваться. «Экономика» ассоциируется с внешней - обычно враждебной - средой: экономический кризис, налоги, курс рубля, кредиты. Наиболее продвинутые вспомнят Адама Смита и нечитанный третий том «Капитала». В практическом применении это экономия до зарплаты, скидки в магазинах, накопления на отпуск и новый айфон. В такой «экономической» среде человек чувствует себя не субъектом, а объектом, подверженным внешнему воздействию, насильно задвинутым, вынужденно обороняющимся.

А ведь практически полным синонимом термина «экономика» является русское слово «хозяйствование». Смысл тот же самый, но все как бы поставлено обратно с головы на ноги. Содержание слова не нужно объяснять, оно вытекает из всего исторического и культурного контекста нашего существования. Человек хозяйствующий – это не «терпила», трепыхающийся во враждебной среде «воротил и мошенников». Это, прежде всего, личность, с которой ассоциируются такие качества как самоуважение, активность и ответственность. Равный среди равных; живущий сейчас и строящий будущее.

Зачитываю на лекциях отрывки из работ русских экономистов начала 20 века, не засоренных иностранными терминами, и наблюдаю как у студентов светлеют лица, а в глазах появляется мечтательное выражение.

Иногда кажется, что тем «наверху» выгодно, чтобы люди «варились» в экономике, а не хозяйствовали. Представляете, если каждый из нас скажет про себя: я хозяин. Так ведь и до революции недалеко. А всего-то одно слово

Feb. 15th, 2016

Поучаствовал сегодня в дискуссии о том, какие ценности должен исповедовать будущий президент России, кто бы им не стал, по гамбургскому, так сказать, счету. В диспуте участвовали мои коллеги - молодые люди (технари и экономисты) с доходом выше среднего. Вот как выстроились приоритеты: 1) Цивилизационная, территориальная, языковая целостность (самостоятельность, суверенитет) России 2) Уважение к народу, социальный вектор развития (но не социализм!) 3) Европейский выбор (но не следование в фарватере современной Европы). При этом демократические свободы, частная собственность, рыночная экономика (при сильном государстве) и пр. - это the must, сомнения не вызывало.

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Ideacodes